Скубент

"Эти скромные сведения были могучим завоеванием ее интеллекта."


Previous Entry Share Next Entry
Опыт предвзятого прочтения Бахтина
skubent2_0
И именно поэтому она сущностно не заинтересована в том,
чтобы понимать природу якобы изучаемых ею явлений <...>
а заинтересована только в наукообразном описании <...> фасада —
той дымовой завесы, которую только и может видеть «наивный» наблюдатель.

    В своё время Бахтина считали гуру самые разные группы людей. По разным причинам. Например, восхищались его работой "Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса". (ТФРинкСиР)
    Вот и я наконец прочёл эту книгу. И вот что хочу по итогам сказать...

    Прежде, чем приступить к изучению ТФРинкСиР, познакомился немного с биографией Бахтина, в том числе с характерными её странностями и нестыковками. (Отсылаю к серии статей А.Е.Кудиновой №№ 21-33 и 51-61.)

    Поэтому, когда взял-таки книгу Бахтина в руки, исходил из следующих положений:
  • Бахтин - враг Советского Союза. Идейный и страстный.
  • Бахтин - очень умный, проницательный и талантливый учёный.
  • Бахтин - изощрённый Игрок. (Речь идёт об Игре как о противопоставлении Истории.)
  • Бахтин не злой демиург, но он сыграл огромнейшую роль в разрушении СССР и в разрушении сознания людей.
  • Методикой и инструментом разрушения послужило как раз ТФРинкСиР.
Франсуа Рабле Михаил Бахтин

    1. Первое, что бросается в глаза, это тяжеловесный, неповоротливый язык. И невычищенность текста. Встречаются чуть не буквальные повторы целых абзацев.
    Второе - бездоказательность утверждений. Правда в конце введения (причём, только в конце) он обещает доказать всё в дальнейшем. Но выполняет обещание лишь частично.
    Третье - повторы. Многократные, переходящие все разумные пределы повторы. Потом уже выяснится что эти утверждения голословны, сомнительны и ложны лживы. Но подозрение закрадывается сразу - слишком наглядно сейчас на Украине используется рецепт Геббельса: «Ложь, сказанная сто раз, становится правдой. Мы добиваемся не правды, а эффекта. Вот в чем секрет пропаганды: те, кого предполагается ею убедить, должны быть целиком погружены в идеи этой самой пропаганды, не замечая при этом, что они ими поглощены... В конечном счете, самых существенных результатов во влиянии на общественное соображение достигнет только тот, кто способен свести проблемы к простейшим выражениям и у кого хватит смелости всё время повторять их в этой упрощенной форме, несмотря на возражения интеллектуалов».

    Следует отметить, что мне это действительно "бросилось в глаза", потому что ранее мне посчастливилось прочитать книгу Владимира Проппа "Исторические корни волшебной сказки". И контраст - разительный.
    Пропп действительно исследует и действительно доказывает. И читать его приятно, хотя язык полувековой давности уже непривычен.

    2. Но ведь всё перечисленное выше - это внешнее. Через это можно и нужно переступить, чтобы получить ценное содержание. Всё-таки Бахтин - авторитет, признанный во всём мире.
    Что ж. Переходим к содержанию.

Франсуа Рабле Михаил Бахтин

    Вернее, к изматывающему труду золотоискателей. В том смысле, что текст нужно просеивать, промывать, фильтровать, проверять - дабы отделить то, что пишет Бахтин-исследователь, от того, что пишет Бахтин-конструктор порочной теории.
    И с одной стороны, мизерная эрудиция читателя неимоверно усложняет это непростое занятие.
    А с другой - можно опереться на работы не менее авторитетных А.Ф.Лосева, С.С.Аверинцева, А.Е.Кудиновой, С.Е.Кургиняна.
    К тому же, будучи современником Бахтина, о некоторых вещах можно было спорить до бесконечности. Но, как известно, "практика - критерий истины". И результат экспериментов, опиравшихся на теорию, выстроенную Бахтиным, - у нас перед глазами. Результат абсолютно катастрофический.

    Итак, Бахтин бесконечно повторяет следующую логическую цепочку:
  • Народная культура - это самое положительное, что только может быть. Это стихийно сложившееся, но самое истинное понимание мира и отношение к миру.
  • Рабле "впитал" в себя истинно народную культуру - и ввёл её в литературу. Причём книги о Гаргантюа и Пантагрюэле - это народная культура в её самом лучшем, самом сильном, самом сконцентрированном виде. (То есть в этом аспекте нет ничего лучше Рабле ни в литературе, ни в самой народной культуре.)
  • Очевидное, неотъемлемое и чуть ли не главное свойство народной культуры - её противопоставленность официальной культуре.
  • Из этого вытекает и определённый набор художественных средств, форм, особенностей народной культуры. (И Бахтин их подробно рассматривает и описывает.)
  • Поскольку велика, прекрасна и неоспорима сама народная культура (в том ключе, который даёт Бахтин), то и средства, которыми она себя реализует и отстаивает, тоже замечательны и не должны подвергаться сомнению.
  • А если они кажутся нам противными и мерзкими, то это только от нашей зашоренности, от узости современного мышления. Чтобы оценить их по достоинству и беспристрастно, необходимо встать на позицию человека Средневековья, посмотреть на всё его глазами.
    Пока на этом остановимся.

    Цепочка действительно логичная. Вот только в каждом звене (и между звеньями) есть дефекты: подтасовки, передёргивания, бездоказательность (или замкнутость доказательства по кругу на самом доказываемом утверждении), недосказанность и совсем откровенная ложь.

Франсуа Рабле Михаил Бахтин

    А ведь всё это перемежается действительнно ценным исследовательским материалом, сравнительным анализом огромного количества научных и художественных трудов...

    3. Так вот читаешь, читаешь ТФРинкСиР. Мучаешься. И вдруг "хлоп" - и что-то тебя вышибает из книги.
Возвращаешься, перечитываешь - и не веришь своим глазам. Вот этот абзац явно выбивается из повествования. Своим стилем, своей интонацией... Ба! Да ведь здесь автор напрямую обращается совсем к не к тем, для кого писал раньше.

На одном уважаемом ресурсе в интернете крайне не рекомендуют находить в чужом тексте какие-то интонации, эмоции и т.д. - дабы не ошибиться критическим образом. Но я всё же рискну.

    Напоминает спектакль для маленьких детей. То есть на сцене происходит какое-то действие (и оно - само по себе), а периодически актёры поворачиваются в зрительный зал и говорят с детьми (но для действа на сцене этих разговоров не существует). А есть и третий уровень: когда актёры подают команды тем, кто стоит за кулисами, например, но делают это, не выбиваясь из спектакля. И если не знать внутренней кухни, не отслеживать мелких изменений интонации, лёгких поворотов головы, "лишней" мимики и жестов, то и не заметишь этого "общения" вовсе.
    Можно, кстати, вспомнить замечание об уникальной особенности российской политики: по телевидению миллионам транслируются вещи, истинный смысл которых могут понять всего несколько десятков человек, для которых сообщение и предназначено.

    Дело осложняется тем, что адресаты находятся в сложных взаимоотношениях между собой.
    Но Бахтин был талантлив - и ему всё удалось.

    Основная аудитория книги - широкие массы искренне советских людей. Это для них существует только действо на сцене. Это с ними надо провести наиболее тяжёлую трансформацию: убедить (через рацио), что всё относительно, всё двусмысленно, всё "амбивалентно". Что в низости есть не только плохое, но и хорошее. Более того: такая низость позволяет достигать хорошего, а значит, в ней уже как бы и нет плохого. Мол, делая ставку на низость, не прогадаешь. (См. всегда истинная народная культура).

    Не сказать, что ТФРинкСиР совершила этот радикальный переворот в массах, но она заложила основы, дала подробную методику и инструменты.
    Кому дала? Переходим к "зрительному залу".

    Периодически Бахтин поворачивает голову к диссидентам и утрированно им подмигивает. Представляется, что сам факт демонстративной лицемерной "фиги в кармане" вызывает у них злорадное подленькое хихиканье. Ну, а Бахтин их ещё поглаживает: мол, это все остальные узкие и зашоренные. То ли дело мы! Открытые к новому, стереотипам не подвластные, мыслящие широко и свободно. Таких людей всегда мало, но тем ценнее каждый из них.
    И то правда: не иметь никаких нравственных ориентиров; в первых рядах, с готовностью и охотой перенимать любые мерзости, на которые им укажут хозяева; наслаждаться и смаковать, развивать и распространять, навязывать всем вокруг... - таких людей всегда относительно мало. К счастью.

Франсуа Рабле Михаил Бахтин

    Бахтин подмигивает им, как своим. Но он отнюдь не один из них. И презирает он их именно так, как они того заслуживают - как дурные ничтожные холуи для грязной работы.

    За кулисами же стоят наниматели Бахтина. Своё действо на сцене он творит по их заказу.
    Но - именно своё.

    Однако они об этом ещё не знают. Поэтому с важностью, но внимательно слушают инструкции, которые им даёт Бахтин.
    Буквально: посреди описаний и рассуждений вдруг появляется "делай раз, делай два". (И это - самая яркая неожиданность в ТФРинкСиР.)

    Ещё Бахтин немного убеждает и успокаивает заказчиков: мол, проект сработает; сработает так, как надо; вы получите то, что хотите; вот, смотрите, ведь тогда сработало - и у нас неизбежно сработает, потому что... и снова идут описания и рассуждения.

    Нельзя не отметить, что "групп адресатов" у ТФРинкСиР может быть и больше. Неспроста же Бахтин неоднократно высказывает восхищение перед "сатурновым золотым веком" и перед идеей его возвращения.

    4. В чём же состоял заказ Бахтину? И в чём Бахтин отклонился от тех.задания?

    Франсуа Рабле сыгрыл огромную роль в разрушении царившей на тот момент официальной системы.
    После её разрушения была выстроена новая официальная структура.

    Заказчики Бахтина хотели провернуть такой же "фокус".
    Но Бахтин выполнил задание так, что после разрушения царившей на тот момент официальной системы было невозможно построить вообще ничего жизнеспособного. (См. постсоветская Россия, регресс, зона Ч)

Франсуа Рабле Михаил Бахтин

    5. Отдельно хочу оговорить приводимые в ТФРинкСиР цитаты из книг Рабле.

    Они отвратительны.
(Бахтин их, кстати, смакует и чуть ли не умиляется.)

Михаил Бахтин

    И это хорошо.
    Ибо означает, что нравственные ориентиры у меня сохранились. Хотя, казалось бы...

    Рос я в те годы, когда бесконечный карнавал был повсюду. (А именно бесконечный, безграничный карнавал разрушил и официальную советскую систему, и сознание советских людей.)
    То есть он не просто был везде, он пропитал всё собою. Наткнуться на неповреждённые обломки - было почти невероятно.
    Соответственно и я легко и непринуждённо усвоил (и успешно освоил) основные карнавальные методы и средства развенчания: совмещай высокое с низким и меняй их местами.
    Осознание принципов пришло недавно, а тогда использовал их естественным образом. Повторюсь: активно и успешно. Двигаться вниз всегда легко. (Что не относится к Рабле и Бахтину, ибо они-то как раз провернули сложнейшие операции.)

    Чертовски приятно, когда все вокруг хохочут над твоими шутками.
    Но, к счастью, шутить можно и иначе. А значит, нет нужды бросаться в другую крайность, отказываясь от смеха.
    Это ж инструмент. А как его применишь - от тебя зависит.

    P.S. Зная роль и значение этой книги, читать ТФРинкСиР не хотел. И действительно: чтение было тяжёлым и неприятным. Но - жутко полезным.
    Так что всем, кто серьёзно озабочен противостоянием врагам в неклассической войне, рекомендую ТФРинкСиР изучить лично.


  • 1
Проходили книгу кафедрой. В целом - согласен с мыслями, за исключением некоторых:
"Основная аудитория книги - широкие массы искренне советских людей".
Это не совсем так. Это филологический труд, интересный специалистам. Например, гуманитарной интеллигенции в России - или постмодернистской на Западе (та же Кристева)

"Первое, что бросается в глаза, это тяжеловесный, неповоротливый язык. И невычищенность текста. Встречаются чуть не буквальные повторы целых абзацев"
"Тяжеловесность" текста - отчасти из-за нужного стиля работы (научное исследование). Насчет отсутствия вычитки - скорее, повторяемость есть "не баг, а фича". А так - Бахтин все же гений, хоть и "черный". Поэтому при его публичном анализе обязательно следует "обращаться" к Лосеву и Аверинцеву - тоже столпы! - их справедливую критику сбить крайне сложно.

От себя: главный эффект от книги - приобретение своеобразного "нюха" на эти все карнавальные вещи. В жизни за версту видишь.

В целом же за текст спасибо, такая систематизация важна.

Благодарю за замечания. Сложно всё же одному, ни с кем не сверяясь.

Я тут подумал... (Не прошло и полутора лет...)

"Это филологический труд, интересный специалистам. Например, гуманитарной интеллигенции в России - или постмодернистской на Западе"

Нельзя не согласиться.
Выразился я некорректно. Когда писал про "широкие массы искренне советских людей", имел в виду, что идеи, которые специалисты потом транслировали в широкие массы, были взяты у Бахтина в готовом виде.
Идеи, "что всё относительно, всё двусмысленно, всё "амбивалентно". Что в низости есть не только плохое, но и хорошее. Более того: такая низость позволяет достигать хорошего, а значит, в ней уже как бы и нет плохого. Мол, делая ставку на низость, не прогадаешь. (См. всегда истинная народная культура)."

  • 1
?

Log in

No account? Create an account